Халед

С самого детства самым естественным состоянием души для меня было находиться в мире музыки. Явление это, в моём случае, изначально было сугубо интровертно. Детство мое прошло в самых разных уголках мира, помимо России. В моей семье я был не единственным, кто любил слушать музыку, но, будучи самым младшим, я был лишен выбора, что именно слушать, т.к. до поры до времени не было соответствующего толчка извне. Это не значит, что я лопал все, что мне подсовывали. Так, например, мне от природы оказалась чужда львиная доля всей восточной и южной музыки (поверьте, нехватки информации в этой области я не испытывал). Будучи окончательно сформированной личностью, могу с уверенностью утверждать, что больше всего моя душа резонирует со светлой северной музыкой поморов.

В 1995 году я увидел легендарный концерт «Pink Floyd» - «Pulse»..... травмирует детскую психику похлеще знаменитых фильмов из ФРГ. Производным было первое сознательное хождение в музыкальный магазин.

Ну и самое главное. В девятом классе, скучая за партой на уроке по бездарному прослушиванию полезной информации, я почувствовал дружеское насилие над собой сзади, а именно: мне неожиданно воткнули «уши» в уши, после чего я перенесся в другой мир, полный грохота горных обвалов, скрежета металлических когтей по металлическим задницам и рева тысяч движков внутреннего сгорания..... Это были мои первые впечатления от простенькой и незамысловатой песенки группы «Black Sabbath» под названием «Paranoid».

В определенной степени это событие определило мой дальнейший жизненный путь.

Однако непосредственно к идее стать музыкантом меня сподвигла группа «PanterA», и по сей день являющаяся для меня путеводной звездой в профессионализме подхода к материалу, звуку. Vinnie Paul – лучший барабанщик в мире! Естественно - субъективно.

С утра до вечера я воображал себя СУПЕРГИТАРИСТОМ (!), выделывающим выкрутасы с машинкой в духе а-ля – Даймбег – Даррелл. Один из моих старших товарищей, видя мои страдания, сжалился надо мной и предложил подарить мне на выбор либо бас, либо гитару. Я сказал ему – зачем мне этот ограниченный инструмент с меньшим количеством струн? Он снисходительно улыбнулся, и сказал, что я еще, возможно, передумаю. Я не хотел тянуть кота за хвост, большооооого, жиииирного кота, и стремился как можно скорее получить в руки свою вожделенную гитару!!!

Тут-то судьба и пустила в ход тяжелую артиллерию. В жизни каждого человека бывает такой момент, когда ему кажется, что сейчас из цилиндра фокусника появится самоуверенный Багс Банни, с вечно недоеденным тухлым куском нарисованной морковки, а вместо этого мы получаем двух нерасцепляемых кроликов, мальчика и девочку.... Представляете, какой конфуз? Это навсегда может изменить ваше отношение к жизни, и роли кроликов в оной.

В моём случае этими забавными зверушками, на службе Её Судьбоносного Величества, оказались ребята из группы “Faith No More”. То доныне неведомое сочетание необузданной мощи колебаний басовых струн, интеллектуально, эстетично выстроенных басовых линий, динамика и та многомерная слаженность с барабанами, что вместе составляет тот незыблемый, одновременно подвижный фундамент, окрыляющий любых гитаристов, вокалистов, хоть варганщиков, всех-всех-всех, вывернуло меня наизнанку (исключительно в позитивном смысле). Да вы и сами всё это знаете.

Так я получил в руки свой первый бас, который был самым лучшим инструментом в мире, несмотря на то, что периодически я запихивал в него тряпки, трусы, чтобы тот не трещал...

Где-то играл, где-то даже пел, где-то пил. Первые годы – такие же серые и бездарные как у многих прочих самоучек. Наслоение определённых музыкальных предрассудков, ограниченность взглядов на окружающий музыкальный мир. Сплошные изобретания велосипедов. Конечно, было много чего хорошего, полезного и положительного за этот период музыкальной «деятельности», но первые фразы этого абзаца исчерпывающе характеризуют это время.

Своевременно пришло-таки осмысленное, взвешенное желание заняться этим профессионально, основанное на проснувшемся уважении к себе и своему ограниченному жизненному сроку. Это не значит, что я перестал быть рас:?:-»ем. Даже наоборот, я стал им на всю жизнь! Надеюсь, в будущем, дипломированным. Своим Гуру я считаю Станислава Григорьевича Ариевича, хотя и был у него далеко не самым радивым учеником, так и не доучившись до конца курса. Думаю, что это единственный в России, на данный период времени, преподаватель бас-гитары, способный раскрыть перед ищущими наибольшее количество дверей-путей.

После развала собственного проекта, просуществовавшего с1999 по 2004 гг. я впал в созерцательное депрессивное состояние, и так успешно прожил год, никак себя не реализовывая.

В конце лета 2005 года, поздно вечером, у меня зазвонил телефон, из трубки раздался незнакомый мне доселе женский голос (Подробную распечатку этого исторического разговора вы можете заказать в Отделе ФСБ по Борьбе с Терроризмом, или как это там у них называется). Так я попал в проект Seagall. Это послужило для меня толчком к дальнейшему развитию, буквально вырвало меня из той странной сомнамбулической фазы моей жизни.... (все зазевали)...

Уфффф... Потерпите, ещё немного, сам устал...

На данный момент, группа Seagall является для меня чем-то большим, нежели ещё один из проектов, что как грибы после дождя на моей широкой зелёной спине J. Seagall во многом могу квалифицировать я как своего рода семью, общину духовно и интеллектуально близких людей, где мне очень легко реализовывать себя и свои идеи, и помогать это делать другим. Здесь мы делаем одно дело. Ведь каждый мало-мальски творческий человек – всего лишь призма преломления вечности, ограниченная тем диапазоном, который дал ей Бог. И его задача – передать людям своё видение того уникального кусочка Вселенской Красоты, который видят только его глаза.

J.

- Анкета Халеда

- Персональный раздел на форуме

 








Яндекс цитирования